Идеи о диалектике производительных сил и производственных отношений как источнике самодвижения истории и об общественно-экономических формациях как «клеточках» этого движения легли в основу марксизма, связав все его составные части в целостное мировоззрение. С этого момента существует марксизм как цельное учение, ибо теперь каждый основной его элемент нашел свое место (конечно, отнюдь не раз навсегда данное) в структуре целого. Это означало и изменение места и функций в структуре марксизма таких категорий, как «отчуждение» и «отчужденный труд». Некоторые конкретно-научные аспекты этих категорий выражаются в более адекватных понятиях, таких, как разделение труда, частная собственность и других. Собственно философское содержание указанных категорий не только не утрачивается, но и получает дальнейшее развитие в ряде произведений зрелого марксизма, в особенности в «Капитале». При этом, однако, они уже не являются доминирующими, как это было в «Экономическо-философских рукописях», а находят свое место в ряду других структурообразующих категорий марксизма.

И все же в «Немецкой идеологии» марксизм еще не обрел развитой формы целостности. Более зрелым он выступает в «Нищете философии» Маркса (1847 г.), а в «Манифесте Коммунистической партии» Маркса и Энгельса (конец 1847 — начало 1848 г.) марксизм как цельное учение уже запечатлен в теоретическо-систематизированной и практически-программной форме.

Первые же крупные сражения пролетариата в европейских революциях 1848—1849 гг. доказали правильность, истинность основополагающих принципов марксизма, их соответствие коренным интересам рабочего класса и всех трудящихся, а следовательно, их жизненность.